• Сенсориум

КАК ОПРЕДЕЛИТЬ АУТИЗМ у ребенка?


В интернете можно найти много "руководств" и наглядных пособий по определению аутизма у ребенка. В данной статье приводится частное мнение опытного логопеда-психолога, автора 20 книг по развитию речи и более 50 научных публикаций, создателя авторского MAP-method (Motive. Adaptive. Play.) метода активации речи и коррекции поведения, Марианны Лынской. Своё мнение автор не навязывает, но надеется помочь родителям разобраться в многообразии подходов к диагностике специфических проявлений у ребенка.

Основной проблемой диагностики аутизма является вариабильность его критериев в разных источниках. Специалисты пытаются вычленить специфические только для аутизма критерии, позволяющие однозначно определить его наличие. Наиболее популярной в настоящее время является «триада аутизма», куда входят: 1) нарушения общения и социальных контактов; 2) стереотипии и отсутствие действий, основанных на воображении и представлении; 3) особенности речи.

Весьма размытые критерии, на мой взгляд. Исследователи также приписывают аутистам эхолалии и аутостимуляции, именно эти две особенности порождают, не побоюсь этого слова истерию (мне очень грустно, что приходиться употреблять именно этот термин, но он наиболее подходящий к ситуации, к сожалению) среди родителей, которые видя, что ребенок не задумываясь повторяет слова взрослых (эхолалии) или кружится вокруг себя, «по интернету» диагностируют у него аутизм. Именно отсутствие четких критериев, а также маркетинговая популярность аутизма приводит к бесконечным «аутоподобным состояниям», «аутичным чертам» и другим словам «около аутизма». 


В этой заметке я лишь выскажу свое личное мнение на проблему, не претендуя на «единственную истину». Я также в последнее время веду собственное исследование для выделения базовых черт аутизма с целью разработки дифференцированной методики реабилитации и адаптации. Это мнение - не статья, но меня разрывает поговорить об этом со специалистами и родителями, чтобы понять, в чем я ошибаюсь, а в чем нет, чтобы итогом в моей новой книге было относительно объективное мнение. Далее по пунктам мое мнение об острых вопросах «аутизма» в родительской среде. 

1. Аутичных черт, поведений аутичного типа и пр. вариантов не существует. Либо есть аутизм, либо есть другое состояние, похожее на аутизм, НО требующее ИНОЙ системы коррекции. Именно поэтому так важна дифференциация. А те, кто пишут «аутичные черты» - это все равно, что написать человеку с инсультом «больная голова», а уж почему она болит из-за инсульта, из-за мигрени, из-за травмы и др. – не суть важно. 

2. Нарушение социальных контактов может быть еще при целом ряде расстройств, как минимум, при агнозии и при мутизме, о которых многие специалисты, к сожалению, забывают. 

3. Эхолалии – это вообще нормальный процесс усвоения речи, здесь нужно четко различать эхолалии и речевые стереотипии. 

4. Стереотип – не признак аутизма, а признак:

1) незнания, как играть и что делать с предметами. Я хочу играть с машинками, но не знаю: КАК и ЗАЧЕМ, поэтому я выставляю их в рядочки;

2) фрустрации и желания нервной системы успокоиться. 

5. Аутостимуляции – характерная черта любого ребенка, особенно ребенка с органическим повреждением мозга. Да, в т.ч. с аутизмом, но не только. Взрослые люди, которые крутят пряди волос, притоптывают ногой и др. тоже аутостимулируются, потому что:

1) нервничают (тревожатся, боятся и пр.);

2) им скучно;

3) сосредоточены и мозг поддерживает нужный уровень активности. 

Для меня, как для специалиста все выше перечисленное – лишь проявления поведенческих реакций, требующих анализа и в зависимости от его результатов определенных действий. 

Для меня к признакам аутизма скорее можно отнести следующее (кратко опишу, подробнее описываю в новой книге):

1) снижение потребности к любой форме взаимодействия с человеком, как с объектом, способным передать опыт. Ребенку с аутизмом не интересен человек, в первую очередь, потому что у него нарушена способность к имитации. Если я не умею повторять, копировать (в частности, см.теорию «нарушения зеркальных нейронов»), то зачем мне взаимодействовать с этим человеком? Здесь важны именно невербальные, эмоционально и сенсорно насыщенные способы коммуникации в диагностике, иначе мы рискуем перепутать аутизм с другим расстройством. Иными словами: если специалист на приеме создает условия, биологические активные условия, которые «трогают» любого представителя человечества, и пытается вызвать у ребенка интерес к взаимодействию с этими условиями, а ребенок непроявляет к этому интереса, не способен к имитации – это один (не единственный) из «маячков»;

2) неспособность к завершению вертикальных моторных программ (подробнее о том, что это в моих тренингах, в т.ч. в последнем, проведенном в Краснодаре). Дети с аутизмом не воспринимают «конца» вертикальных линий, например, продолжая выстраивать пирамидку, даже если ее остов уже полностью закончен;

3) отвержение, резкий протест (агрессия, уход) против вмешательства в действия ребенка (в большинстве случаев, стереотипные в связи с выше перечисленными двумя причинами);

4) несоответствие эмоциональных реакций (в том числе их отсутствие) эмоциональному общению с ребенком. Здесь я придерживаюсь теории, что если у ребенка «чистый аутизм», а не состояния на него похожие, то у него органически повреждены те структуры мозга, которые отвечают за эмоциональное развитие, а именно за память на связь между переживанием, сенсорным и социальным опытом и эмоцией, которое это вызывает. Иначе говоря, ребенок просто не знает, «не помнит» как реагировать на то, когда взрослый с азартом пытается с ним поиграть или, когда взрослый с опаской кричит, что «так делать нельзя». Ребенок просто не помнит эмоциональных последствий. 

И наконец, о том, что же, если все-таки диагностирован аутизм.  Еще в период моей активной деятельности на кафедре вуза, я столкнулась со странным мнением, бытующим даже в среде профессионалов (не говоря о родителях): если есть аутизм, с ним ничего нельзя сделать. Всё. Приговор для родителя и ребенка. Одна доцент как-то мне сказала: «Как это алалики у вас говорят? они же алалики – у них нет речи». На что я ответила: «Но у вас же глухие начинают говорить, хотя они не слышат». Если это не поддается коррекции, тогда зачем все мы (толпы специалистов) нужны? Верно выбранные методики развития и адаптации для детей с аутизмом приводят к тому, что дети начинают говорить, количество их аутостимуляций снижается, социальные контакты появляются, стереотипии сокращаются и «приспосабливаются». Я общаюсь со взрослыми людьми, имеющими аутизм. Они имеют работу, друзей и семьи, именно потому что их родители своевременно стали с ними заниматься по верным (!) методикам. А возможно это лишь в том случае, если родитель перестает желать «вылечить» ребенка, чтобы он начал соответствовать его ожиданиям, а в первую очередь думают о будущем своих детей (будущее – это не «пойдет ли он в обычную школу», будущее – это вся его жизнь, в т.ч., когда родителя рядом уже не будет). Итак: если всё же у ребенка действительно аутизм, то пошаговая инструкция для родителя следующая:

1) изучить современные источники об аутизме и методиках коррекции, как минимум книгу «На ты с аутизмом», НО не интернет!, а серьезные исследования;

2) найти специалиста, кто сможет составить комплексную программу реабилитации. Не дать волшебную таблетку, стимуляцию мозжечка, Томатис, дельфинов и пр., что подкрепляет святую надежду «он станет нормальным», а именно работу вместе с родителем, понимая, что ребенок будет расти и развиваться, имея аутизм, будет отличаться от других, но будет счастливым.

3) жить, заниматься своей жизнью, отделиться от ребенка, перестав говорить «у НАС аутизм и МЫ до сих пор не ходим на горшок», обратиться к психологу, понимая, что жить вместе с ребенком, имеющим аутизм на первых порах, сложно и нужно уметь отделять свои собственные процессы от его. 

Просмотров: 344
+7(977)889-7890         info@sensorium-lab.ru

Сенсорная интеграция для всех

  • Facebook Sensorium Group

Присоединяйся к группе sensorium.lab